Разведопрос: Клим Жуков о Полоцком взятии

Опубликовано: 30.03.2017

видео Разведопрос: Клим Жуков о Полоцком взятии

Крым-24. Экономика 15.03.2017

Аннексия Крыма под маской присоединения: какие законы нарушила Наша родина?
Павел Казарин



18 марта 2014 года президент Владимир Путин подписал в Кремле документ о принятии в состав Русской Федерации Республики Крым и городка федерального значения Севастополь. За денек ранее, делая упор на результаты так именуемого референдума, местные власти объявили полуостров суверенным, независящим государством, которое попросилось в состав Рф. Таким макаром управление Русской Федерации нарушило не только лишь международные документы, да и свои собственные законы, говорят юристы.

Какие конкретно законодательный нормы пали жертвой политики при так именуемом присоединении Крыма к Рф, почему Будапештский меморандум по сути не главный в этом вопросе, и как Конституционный трибунал Рф стал самым резвым в мире? Эти вопросы в эфире Радио Крым.Реалии обсуждали директор адвокационного центра украинской Хельсинской группы Борис Захаров и доктор юридических наук, доктор кафедры конституционного и административного права НИУ «Высшая школа экономики» Лена Лукьянова.

– Министр зарубежных дел Сергей Лавров не раз утверждал, что Наша родина по сути не нарушала Будапештский меморандум с гарантиями территориальной целостности Украины при присоединении Крыма и Севастополя. Так ли это, Лена?

Лукьянова: Наша родина имеет обязательства по территориальной целостности и Украины, и других государств СНГ, так как есть меморандум 1995 года о поддержании стабильности в СНГ. Он говорит, что члены содружества обязуются не поддерживать на местности друг дружку сепаратистские движения, режимы и т.д., а в целом – не нарушать границы. Это точное внутреннее обязательство Рф, не говоря уже о интернациональных договорах, многие из которых она должна была соблюдать как правопреемница СССР. Потому я думаю, что здесь нельзя ограничиваться Будапештским меморандумом – он касался других вопросов, а территориальную целостность защищают огромные договоры ООН, Венская конвенция… О чем здесь гласить? Естественно, Наша родина нарушила свои международные обязательства, и это не было отмечено Конституционным трибуналом при проверке контракта о присоединении Крыма.

– А можно ли подвести прецедент Крыма под право на самоопределение народов по логике ООН, Борис?

Захаров: Это вопрос прав человека. Есть три их поколения – это штатские, политические и остальные, а третье поколение – коллективные права. Это означает, что по значимости они находятся на 3-ем месте после первых 2-ух. Гласить о самоопределении при том, как были осуществлены оккупация и аннексия, просто не приходится. Были грубо нарушены не только лишь нормы интернационального права, права страны Украина – а и права человека. Это кропотливо готовили пропагандой посреди населения Крыма, позже произошел захват власти, а дальше – пошли политические репрессии, преследования, исчезновения людей, убийства. О самоопределении гласить тут в принципе не приходится. Тут необходимо гласить о захвате, оккупации, аннексии. Это надругательство над интернациональным правом.



Лукьянова: Право на самоопределение народов до конца не сформулировано до сего времени, но совсем ясно, что не было никакого самоопределения народа Крыма. Это до боли просто юридически обосновать. Декларация о независимости полуострова была принята Верховным Советом Крыма и городским советом Севастополя на основании вопросов, вынесенных на очень непонятный «референдум», а есть еще претензии к самому голосованию по организации этого «референдума». По севастопольскому провозглашению есть очень огромные трудности со стороны украинской Конституции, действовавшей тогда, к тому же вопрос о независимости Севастополя вынесен не был. Не считая того, нет таковой конкретной практики, что подобные вопросы в мире решаются конкретно на референдумах – это всегда очень непростой процесс. Непременно, Каталония, Квебек и Шотландия организовывали референдумы, но международное право – это договоренности меж государствами. Гласить о самоопределении народа Крыма нельзя хотя бы поэтому, что крымчан спрашивали о присоединении к Рф без учета позиции Украины, а не о самоопределении как таковом. Неправильная была формулировка полностью.

– Но ведь формально Наша родина все ж присоединяла не часть украинской местности, а независящее правительство – на это нередко ссылаются заступники кремлевского взора на делему.

Лукьянова: Если даже по российскому закону о порядке присоединения новых субъектов у Республики Крым на теоретическом уровне была бы возможность войти в состав Рф, то у городка Севастополя таковой способности не было бы, потому что он не являлся частью Автономной Республики Крым. В данном случае присоединение могли бы организовать только методом переговоров с Украиной – это, напомню, русский закон.

– Очень нередко молвят о том, что права русского населения на полуострове неоднократно нарушались. Как это справедливо?


Борис Захаров

Захаров: Это полностью несправедливо. С моей точки зрения, напротив, права украиноязычного меньшинства на полуострове нарушались местной крымской властью. Есть такая вещь, как положительные обязательства. Если мы представим для себя Крым 2012-2013 года и поглядим на ассортимент тех же газет, телеканалов – сколько украинского языка мы увидим и услышим? Крым был тотально русифицирован даже во время украинской власти.

– Ворачиваясь к теме нарушения русских законов: что еще нарушило присоединение Крыма, Лена?

Лукьянова: Взять хотя бы то, что Конституционный трибунал рассматривал этот казус всего одну ночь, что по закону, по регламенту нереально. На это за всегда я не получила ни 1-го сурового аргументированного возражения. Я считаю, что Конституционный трибунал допустил 8 нарушений при проверке контракта о присоединении к Рф Республики Крым и городка Севастополя на соответствие русским законам. Во-1-х, таковой контракт Конституционный трибунал вообщем не мог принимать к рассмотрению, согласно закону об этом судебном органе. Во-2-х, трибунал не был должен рассматривать его с таковой скоростью, без кропотливого исследования вопроса. В-3-х, трибунал самоустранился от проверки этого контракта по целому ряду характеристик – по соответствию интернациональным обязанностям, по законности возможностей подписывающих сторон. Я имею в виду «мэра» городка Севастополя и председателя правительства Крыма. В общем, был целый ряд процессуальных нарушений, в том числе и то, что контракт вступил в силу до решения Конституционного суда. То, что так делать нельзя, впрямую сказано в русском законе. Конституционный трибунал имел право попросить время на тщательное исследование вопроса, но этого не сделал. Вечерком пришел контракт, ночкой трибунал его исследовал, а днем вынес решение, нарушив целый ряд законодательных актов. Кстати, глава Конституционного суда Валерий Зорькин в ответ на мою критику апеллировал к нарушению прав русского населения на местности Крыма. Но если и были какие-то основания гласить об этом, то Наша родина тогда могла бы поставить таковой вопрос перед ООН, а Конституционный трибунал мог бы подтвердить, что обнаружены и подтверждены нарушения прав людей на полуострове. Но этого не сделали. Валерий Зорькин также писал, что были нарушения украинской Конституции на Майдане при отстранении от должности президента. Появляется вопрос: почему это вообщем заботит русский трибунал? Это внутренний украинский вопрос.

– Справедливо ли в целом утверждение, что вакуум власти в Украине сделал окно способностей для правомерных действий Рф?


Лена Лукьянова

Лукьянова: Полностью несправедливо. Я в этом смысле соглашаюсь с журналисткой Ксюшей Собчак, которая считает политику в отношении Крыма громко провальной: будто бы своровали подсвечник у соседа из пылающего дома. Я длительно занималась территориями, тяготеющими к Рф, и мы написали в Администрацию президента о том, что в случае с украинским полуостровом нужно вести переговоры, что «референдум» в Крыму не был первым – схожее устраивали и в том же Приндестровье, но никто никогда не реагировал. 23 года было все равно, а за 23 денька при очень странноватых правовых обстоятельствах эта территория была волюнтаристски, на мой личный взор, присоединена к Рф. Это как минимум очень безобразно.

– Можно ли в Крыму на публике выражать сомнения в законности присоединения полуострова к Рф, Борис?

Захаров: Нет, потому что последуют политические преследования. Находятся смельчаки, которые выражают подобные сомнения, но по сути сильно много людей на данный момент под следствием по уголовным, административным делам как раз из-за оспаривания, как это именуется, «территориальной целостности Рф».

Источник




Разведопрос: Клим Жуков о казанской истории


Разведопрос: Клим Жуков о битве на реке Ведроше

rss